Двойной тест: новый Range Rover против старого

Его история началась раньше, чем ты представляешь. Еще в конце 1948-го Rover добавил в линейку Land Rover Series 1 любопытную версию. Она называлась 80-дюймовый (речь о колесной базе, глупый) Station Wagon и предназначалась тем, кто жаждал безграничной свободы передвижения, но с толикой комфорта. В стандарте о комфорте и речи не было – там даже крыши не было.

Текст: Том Харрисон / Фото: Саймон Томпсон

"Стейшн Вэгон" получил кузов из дерева и алюминия от Tickford, известного британского коуч­билдера, а также цельное ламинированное ветровое стекло, печку плюс обивку чутка поприличнее. Предусмотрели даже пару створок багажника. Но. дело не пошло. Вернее, покупатель не пошел – до окончания производства в 1951-м успели продать лишь 641 штуку.

Почему? Потому что дорого. В 1950 году "вагон" от Tickford стоил £950 – в десять раз больше годового заработка среднего британца. Ну а поскольку Station Wagon не подпадал под категорию коммерческого транспорта, на него не распространялись налоговые льготы, как для обычных Series 1. Короче, полный провал. Правда, пройдет всего 20 лет, и та же по сути концепция обретет второе рождение. И гораздо более удачное.

Мы, конечно, о первом Range Rover 1970-го в трехдверном кузове, с четырехступенчатой механикой, 3,5-литровым "бьюиковским" V8 и постоянным полным приводом. "Рейнджак", что на фото, выпущен в 1972 году. Он окрашен эмалью Bahama Gold, а внутри обит лучшим винилом, какой нашелся на складах British Leyland. Рядом – современный Range Rover с его продвинутой алюминиевой платформой, фантастическим дизелем и плавным 8-ступенчатым автоматом.

Сегодня это нормально – колебаться между покупкой Range Rover и S-класса. Просто потому, что у нынешнего "рейнджа" роскошные кожаные сиденья, два DVD-дисплея и, что принципиально, задние двери. Ничего подобного в MkI не найти. Вообще у первых Range Rover удивительно спартанский интерьер. Пятидверный вариант и версия с "автоматом" появились лишь в начале 80-х. Зато потом Range Rover стал семимильными ш­агами приближаться к понятию "настоящая роскошь".

Но этот еще не такой: ни музыки, ни ком­форта. В щели между панелью крыла и дверью виднеется улица. Карабкаться вверх, чтобы добраться до руля, до появления Range Rover приходилось только водителям автобусов, гру­зовиков и фургонов. Передние сиденья расположены на высоком пьедестале, так что задние пассажиры могут просунуть под них ноги. Но при трехдверной конфигурации садиться назад очень неудобно.

У старичка очень низкий потолок. Любой, кто выше метра восьмидесяти, упрется прической в обивку. Зато обзор из-за руля отличный благодаря тонким передним стойкам, боковым зеркалам на передних крыльях и низкой линии капота.

"Бьюиковский" V8 оживает с драматичным звуком и быстро переходит на ровный холостой ход. Врубаю первую длинным тонким рычагом. Сцепление и руль без усилителя туговаты, но как только ты тронулся, все становится изумительно легко. Впрочем, лихачить надобно с оглядкой. Ощущения от руля можно передать фразой "вот он есть, а вот его нет", тормоза предсказуемо хилые, а качает "Рейнджак" – словно перегруженный танкер в открытом море. Чумовые хода подвески поражают: присядь на откидную дверцу багажника и увидишь, как просел автомобиль. И это хорошо не только для плавности хода, но и для проходимости. Она феноменальная!

Сегодняшний Range Rover, как ни странно, не дарит столь ярких ощущений. Пневмо­подвеска держит кузов как влитой, а дизель знай себе ворчит, обеспечивая динамику, которая в 70-х была не у всех спорткаров. Ну а столь пышный салон редко кто сочетает с возможностью форсировать 90-сантиметровый брод без подготовки. Оригинал не так шикарен, но с ощущением полноценности все тип-топ. На нем не стыдно подъехать к отелю "Ритц", а можно и поотрываться в глухих южноамериканских джунглях. Такая широта талантов нам по душе.